LAST NEWS
1 февраля 2012: ЛЕСТЕР САМРАЛЛ - ПИОНЕРЫ ВЕРЫ

Альфред Говард Картер

Человек, которого весь мир не был достоин

 (1891-1971)

Самый расцвет моей жизни, вероятно, приходится на те годы, что я провел в служении, путешествуя вместе с Говардом Картером. Сам он был из Лондона. Когда мы встретились, ему уже было за сорок, а мне едва 
исполнилось двадцать лет. В каком-то смысле Картер был человеком деликатным, хотя он бывал и довольно суров, прямолинеен. Я также запомнил его человеком смиренным, обладавшим чувством юмора и способным рассматривать события в перспективе. Однажды мы были в поездке по Австралии, и одна женщина решила женить меня на своей дочери. Мы вместе ужинали, и вдруг она заявила Картеру, что ему было бы неплохо поучиться у меня вести себя по-джентльменски. Я был просто ошеломлен и тут же встал и вышел из-за стола. Я родился в Луизиане, в простой, небогатой семье, в то время как Говард Картер был человеком рафинированным, образованнейшим, из высшего сословия. 

Отец Говарда был изобретателем. Он изобрел в частности механизм, позволивший часам на Лондонском соборе святого Павла отбивать четверть часа, полчаса и полные часы. Брат Говарда был собственником 
нескольких банков и кинотеатров. Получив же свою долю наследства после смерти отца, Говард потратил ее на то, чтобы позволить студентам бесплатно учиться в своем библейском колледже. В Австралии тогда, за столом, Картер просто улыбнулся той даме в ответ и поблагодарил ее за совет. Он сказал, что провел со мной уже два года, и что я за это время успел ему здорово помочь. «С вашими молитвами, — сказал он, Господь, несомненно, закончит ту работу, которую Он начал через этого молодого человека в моей жизни». Затем он удалился в соседнюю комнату, куда вышел я, и, давясь от смеха, держа руки на коленях (так он всегда делал в моменты настоящего веселья), сказал мне: «Ты когда-нибудь в жизни слышал подобную чепуху? »

Картер всегда отстаивал авторитет Библии, но никогда ни о чем не спорил. Себя он никогда не превозносил и не прославлял. Величие этого человека проявлялось в тех решениях, которые он принимал. И еще одну вещь я уж точно могу сказать о нем: его мало кто понимал. Очень многие не ценили Картера, потому что сам он никогда себя не рекламировал. В действительности же он был одним из тех немногих людей, о которых можно с уверенностью сказать, что весь мир не был их достоин.
 Говард Картер написал замечательную работу о дарах Духа в пятидесятническом движении, основные принципы которой используются в церквях и сегодня. Я мог бы еще долго продолжать описывать, каким человеком был Говард Картер, но и это не позволило бы вам познакомиться с ним как с живым. Было бы здорово, если бы существовала реальная возможность открыть волшебную шкатулку памяти и дать вам ощутить аромат эпохи давно прошедших лет. Но, к сожалению, написанные 
истории остаются всего лишь историями, а атмосферу общения с конкретным человеком так трудно передать словами на бумаге.
Картер был человеком Библии. Его работа о дарах Духа была написана в тюрьме. Он оказался там, отказавшись по моральным соображениям участвовать в боевых действиях в Первой мировой войне. Военные не понимали его мотивов, заключавшихся не в страхе, а в убеждениях, и заставляли его работать особенно тяжело и особенно 
подолгу.
Но так бывает, что по-настоящему великие и драгоценные плоды вырастают на почве страданий и жертв. Жемчуг образуется из песка в раковинах устриц, причиняя им серьезные неудобства на протяжении значительного периода времени. Бриллианты формируются в недрах земли, в угольных залежах, под большим давлением. Истина о различении и использовании даров Святого Духа открылась Говарду Картеру, когда он, как армейский отказник, сидел в британской тюрьме.

Родился Говард Картер в 1891 году, а умер в 1971-м. Таким образом, он застал и последние пробуждения девятнадцатого века, и харизматическое движение века двадцатого. Он был рожден с очевидным талантом к изящным искусствам и с дефектом речи. Но, не обращая внимания ни на то, ни на другое, Картер стал выдающимся 
лидером британского пятидесятнического движения. В то же время все выглядело так, что официальные руководители этого движения противостояли Картеру. 
Традиционные пятидесятники, возможно, и говорили на языках, но, казалось, не могли переживать действительно сверхъестественных явлений. Возможно, многие церковные лидеры просто завидовали Картеру. Одним словом, часто бывало, что его не любили и не благословляли. Я видел письма, написанные Картеру его недоброжелателями, и эти послания были просто отвратительны. Он же всегда отвечал на такие послания, благодарил за слова «назидания» и говорил, что очень ценит молитвы своих «увещевателей».

В детстве и ранней молодости Говард Картер не мог произносить звук «р». Он произносил его как «у». Например, вместо «ран» (run по-английски значит «бежать» — Прим. перевод.) он говорил «уан» (один). В то же время, говоря на языках, звук «р» он произносил вполне четко. Такой дефект речи доставлял Картеру массу неудобств на протяжении многих лет, до тех пор, пока Бог не сделал чудо и не исцелил его. Еще в детстве Картер влюбился в живопись. Его работу, сделанную в возрасте двенадцати лет, выставляли в Лондонской картинной галерее. За свои портреты и пейзажи он получал самые высокие награды. Первые двадцать лет жизни он приносил самого себя в жертву искусству.В возрасте двадцати лет Говард Картер был спасен и крещен в Церкви Христа. Ему пришлось пройти через жестокую битву между тягой к искусству и Божьим призванием на его жизнь. В итоге так же, как Т.Б. Бэррэт, он принес живопись в жертву и от всего сердца начал служить Богу. После того, как Картер пережил полноту крещения Духом и начал говорить на иных языках, ему пришлось покинуть свою церковь. Он просто был неспособен молчать о полученном переживании, а в церкви не хотели, чтобы он говорил на эту тему.

В 1913 году в Бирмингеме была открыта миссия «Корона» (Crown Mission). Спустя какое-то время Картер принял на себя руководство этой группой. А в 1916 году он начал Вторую Пятидесятническую Церковь. Картер был так занят этими двумя служениями, что вынужденно полностью оставил свою обычную работу. Впрочем, он никогда не просил у людей денег или чего-то еще, в чем нуждался. Он полностью полагался на Бога. Заключение в тюрьму прервало пасторство Говарда Картера.
После освобождения из заключения Господь послал Говарда в Лондон. Там он начал служение, названное «Собрание людей» (People’s Hall) или «Ассамблея защиты» (Lee Assembly). Тогда же он встретил молодую леди, которая, как ему показалось, могла стать прекрасной женой проповедника. Однако, помолившись, Картер услышал, как Бог 
сказал ему не жениться на той девушке. Господь дал понять, что нужно находить удовлетворение в том, что Он дает ему. В результате долгое время Картер оставался холостяком.Вскоре после этих событий в 1921 году Говард Картер занял пост директора библейской школы в Хампстеде, как было сказано, «временно, пока не будет найден более подходящий кандидат». В результате он оставался на этом посту более двадцати семи лет. Школа так разрослась, что для нее пришлось купить еще одно здание — соседний пристрой. Были открыты еще две библейские школы, а также организовано заочное обучение по переписке, в котором участвовали студенты всего мира. Картер был человеком очень высоких стандартов. Когда пожертвования поступали в школу, он никогда, даже оставаясь совсем без денег, не использовал их для себя, если на конверте не стояла пометка «для личных нужд». В школе он не получал зарплату, как и студенты платил за жилье и питание. Он верил, что Бог восполняет нужды, и в этом ему никогда не пришлось разочароваться.

Говард Картер стал основателем «Ассамблеи Божьей» в Великобритании и Ирландии, где служил в качестве вице-президента Генерального Совета в 1929-1934 годах и в качестве президента — в 1934-1945-м. В 1948 году пост директора библейской школы Хампстеда был упразднен, и Картер переехал в Соединенные Штаты. Там он женился на вдове. Впоследствии, до самой смерти в 1971 году, он много ездил и проповедовал в церквях и на конференциях.

Истинный Божий пророк

Говард Картер был Божьим пророком. У него была тетрадь, где он записывал все данные Господом пророчества. Он позволял другим людям переписывать их, но что стало с самой этой тетрадью, я не знаю. Мое личное знакомство с Картером также состоялось в пророческом стиле. В других своих книгах я уже детально рассказывал о видении, которое дал мне Господь перед встречей с Говардом Картером.
Я сидел на собрании в маленькой церкви в Теннеси и смотрел, как молодой человек ведет прославление. Вдруг сцена передо мной исчезла, и я увидел тысячи японцев, китайцев, индусов, малазийцев, индонезийцев, африканцев, латиноамериканцев, европейцев, жителей океанских островов, — все они шли по одной дороге в одном направлении. Бог сказал мне, что все они идут по жизненному пути, по которому идет каждый живущий на земле человек. Бог сказал: «Другой дороги нет. Заметь, что все они идут в одном направлении, потому что эта дорога — вечность». Вначале я обрадовался увиденному. Я еще не бывал за границей и не имел опыта таких духовных переживаний. К тому же я никогда не видел представителей разных народов в их национальных нарядах. Все это было очень красиво. Но Бог сказал: «Вот эти народы идут по дороге в вечность. Но хочешь ли ты увидеть их судьбу?» Я был восхищен из собственного тела и поднялся над головами людей. Удаляясь, я смотрел вниз на самые различные проявления человеческой природы. Казалось, все эти люди старались изо всех сил чего-то добиться. Они не шли по своему жизненному пути, а неслись со всех ног. Затем я увидел, как тысячи людей сворачивают с пути и покидают эту дорогу. Я закричал: «Господи, куда они идут?» «Это праведники, — ответил Бог, — они идут в вечную жизнь. Они оставили путь своей жизни и сейчас входят в Мою вечную жизнь». Эти слова привели меня в восторг.

Однако когда я добрался до конца той «дороги жизни», то увидел там обрыв, за которым внизу было огненное озеро. Внезапно я оказался переполнен такой печалью и такой душевной болью, какой не испытывал никогда за свою недолгую жизнь. Добравшись до конца своего жизненного пути и увидев огненное озеро, люди начинали кричать и богохульствовать. Они расцарапывали себе лица до крови и вырывали с корнями волосы. Когда же они падали в озеро и соприкасались с ним, слышался небольшой всплеск, а затем они погружались в глубину и никогда больше не показывались на поверхности. Я сказал: «Господи, это ужасно, чудовищно, отвратительно! Что ты собираешься делать? » «Имея в виду, что именно ты несешь ответственность за увиденное, я отвечу тебе», — услышал я голос Бога. Как я мог быть ответственным за то, что африканцы, японцы, китайцы, индусы, латиноамериканцы и европейцы идут в ад?! Бог процитировал мне слова из Иезекииля 3:17-18, где говорится о пророке, которого Бог поставил стражем для народов. Если пророк обличит нечестивца, и тот все равно умрет в своих грехах, то служитель Божий не будет ответствен за его смерть. Если же пророк не будет проповедовать грешникам истину, их кровь будет на его руках. Я посмотрел на свои руки и увидел, как по ним стекала кровь. «Убери ее, убери!» — закричал я. «Я не могу», — ответил Господь. «В чем же выход? — кричал я. — Почему Ты не рассказал об этом другим?» «Я говорил им, — продолжал Господь. — Все это записано в Книге. И все люди будут судимы в соответствии с истиной Божьего Слова». Содрогаясь от рыданий, я спросил: «Что же делать мне?» «Ты должен пойти к этим людям», — ответил Бог. «Но мне они не нравятся, — возразил я. — Я никогда в жизни не видел японцев. Я их не знаю. Я не могу». «Ты должен, — заключил Господь. — Иначе их кровь будет на твоих руках».

Когда я очнулся и снова почувствовал себя на земле штата Теннеси, все фермеры уже разошлись по домам. Лидер прославления тоже ушел домой. В помещении был погашен свет и даже фонарь они унесли с собой. Ставни на окнах были закрыты и заколочены. Таким образом, я оказался в полной темноте. Я мог видеть только японцев, 
китайцев, корейцев и людей других национальностей. Вскоре после этого события однажды рано утром я вышел из дома и пошел помолиться в сосновый бор. И Господь проговорил ко мне: «Оставь эту церковь, поезжай в Эурика Спрингс, штат Арканзас, на Объединенные палаточные служения трех штатов». В то время моя сестра повсюду ездила со мной, поэтому я объявил: «Леона, готовь машину. Погрузи туда все наши вещи. Мы уезжаем прямо сейчас». Я объявил своему пастору, что Бог сказал мне уехать из его церкви и отправиться в Эурика Спрингс, и тот разозлился на меня. Он назвал меня «непостоянным» и сказал, что не даст мне ничего из тех денег, что были собраны в ходе моих собраний. Он пообещал не только не рекомендовать меня другим проповедникам, но и облить меня грязью. «Сэр, — ответил я, — я должен слушаться Господа». Итак, мы приехали на те палаточные собрания. Там проповедовали двое иностранцев — какой-то немец и англичанин Говард Картер. Последний проповедовал о дарах Святого Духа. После служения я встал в проходе на выходе из зала, и когда Картер проходил мимо, направляясь к себе в отель, я вышел вперед и схватил его за руку. «Сэр, — начал я, — я пойду с вами на самые высокие горы, в самые глубокие долины, пересеку пустыни и преодолею океанские волны. А когда вы состаритесь, я буду заботиться о вас, любить и благословлять». Затем я осознал, какие слова только что слетели с моих уст, покачал головой и заявил: «Сэр, я не буду всего этого делать. Я вас не знаю, а вы не знаете меня. Пожалуйста, извините меня. Мне жаль, что я столько вам наговорил. Уверяю, раньше со мной ничего подобного не случалось».
Картер улыбнулся и произнес: «Пойдемте ко мне в комнату». Я пошел с ним в отель. Картер и Стэнли Фродшем, бывший в его комнате, начали о чем-то переговариваться, 
разглядывая при этом какую-то черную книгу. Я был уверен, что речь идет обо мне и что они собираются отчитать меня за все те глупости, что я наговорил.
Через несколько минут Говард Картер подошел ко мне и спросил: «А что вы думаете по поводу миссионерства?» «О, мне это нравится!» — ответил я. «Вы когда-нибудь думали о том, чтобы самому стать миссионером?» — был его следующий вопрос. «Я уже миссионер, — заявил я, — только я еще никуда не уехал, но вот-вот собирался».
Затем Картер спросил меня, какими странами как миссионер я интересуюсь. Я ответил, что интересуюсь всеми странами, потому что Господь говорил со мной и показал положение всего человечества. Затем Картер сказал: «Я пророчествовал и записал эти слова в тетрадь, так что об этом может знать каждый. Уже прошло почти два года, как в Лондоне я молился, стоя на коленях, и Господь повелел мне идти к народам мира и учить их о дарах Святого Духа. Затем Бог сказал: «Я приготовил для тебя компаньона. Он придет издалека и покажется довольно странным. И вот слова, которые он произнесет: «Я пойду с вами на самые высокие горы, в самые глубокие долины, пересеку пустыни и преодолею океанские волны». Затем Картер процитировал все те слова, что я произнес там, на улице. Мои глаза заблестели. Я был в движении Полного Евангелия с ранней молодости, но никогда еще не слышал, чтобы Бог говорил человеку в Лондоне и человеку в Арканзасе в точности одни и те же слова. Картер спросил: «Ты действительно хочешь ездить со мной? Бог обещал мне попутчика. Я тебя не знаю, но Бог знает тебя. И этого для меня достаточно. После этого собрания я направляюсь на Западное побережье. Давай там и встретимся». Я сказал спасибо и выбежал из комнаты. Пока я на всех парах мчался в Мобил, штат Алабама, куда переехали мои родители, я рассказывал о случившемся сестре. Приехав домой, я продал машину и направил документы на получение паспорта в Вашингтон. К моему удивлению мне не составило труда раздобыть адрес Картера и узнать место, где он собирается остановиться в Калифорнии.

Приключения в далеких странах

В других моих книгах я уже рассказывал историю о том, как под водительством Святого Духа я следовал по следам Картера сначала в Лос-Анджелес, затем в Австралию, а потом в Новую Зеландию. Везде, куда я должен был приехать, он оставлял кому-то информацию для меня, объясняя, куда мне следует ехать дальше. И где бы я ни появлялся, так случалось, что я стучался именно в те двери, за которыми у кого-то было для меня сообщение или же просто встречал нужного человека. Бог демонстрировал, что Он заботится обо мне и способен привести меня в правильное место к правильным людям. В итоге Господь все-таки свел нас с Картером в одном месте, и впоследствии в течение более чем десяти лет мы с ним объездили тридцать стран. Подробно об этих поездках я рассказываю в своей книге «Приключения с Христом». Картер и я подходили друг другу почти идеально. Он был учителем и верил, что Бог послал его в этот мир, чтобы дать людям представление о дарах Святого Духа. Мое служение состояло в евангелизации, в обращении грешников к покаянию, а также в молитве за больных. Часто по вечерам мы использовали для наших служений сразу две разные аудитории. Было так здорово видеть, как Божьи служители получают учение о дарах Духа, и как многие люди рождаются в Божье Царство. Бог сверхъестественно свел нас вместе и на долгие годы сохранил наш союз. Некоторые наши совместные переживания были возвышенными, некоторые сопровождались весьма жалкими условиями существования, некоторые были просто забавны.


Смешно, например, было смотреть, как утонченный английский джентльмен Картер сидит верхом на диком муле и погоняет его палкой. Для передвижения мы использовали китайские деревянные седла без стремян. Однажды, видимо, устав от наездника, мул сбросил Картера, и тот скатился по склону холма. Пришлось карабкаться обратно 
на высоту тридцати футов. Наши китайские гиды потом еще долго смеялись, вспоминая эту историю. Впрочем, Картер в этой переделке никак не поранился, а мы с ним впоследствии и сами не могли рассказывать об этом случае без смеха. На Тибете мы оба отрастили бороды. Но я после того путешествия свою сразу же сбрил, а Картер так полюбил свою «тибетскую бородку», что даже похоронен был так. Время от времени он видоизменял ее, и она всегда была тщательно ухожена. Настоящее веселье выдалось нам во время путешествия по России в 1936 году, мы тогда доехали до самой Сибири. Мы творили такое, что в более поздние годы в этой стране могло бы стать поводом для тюремного заключения. Но мы забавлялись, водя за нос наших охранников, они открыто шпионили за нами и докладывали своему начальству о каждом нашем шаге. Чтобы приехать в Москву, нам пришлось ждать разрешения около трех недель. Там мы должны были получить разрешение на поездку в Польшу. До Москвы оставался примерно час пути, когда нас сняли с поезда, привели на какой-то склад в пяти минутах ходьбы от станции. У меня забрали Библию и не просто перелистали ее, но тщательно изучили буквально каждую страницу. Затем принялись за мою одежду, также осмотрев ее сантиметр за сантиметром.

Мы посмеивались над теми людьми, у них же все время были непроницаемые «железные» лица. Мы знали, что наши охранники превосходно владели английским, ведь должны же они были слушать, о чем мы говорили друг с другом, но они ни разу не подали виду, что понимают нас. В итоге нам позволили вернуться на поезд, но эти люди сопровождали нас все время в ходе поездки по СССР. Советский офицер держал мой паспорт у себя в кармане, все время стоял у двери моего купе во время поездки по 
Транссибирской магистрали и даже ходил за мной в ванную комнату. Я спрашивал его: «Вы говорите по-английски? Ведь знаю же, что говорите. Иначе вы бы здесь не работали». Но его лицо оставалось непроницаемым, он даже и глазом не моргнул. Если я отходил от своего купе на несколько метров, тот парень шел за мной. Или я мог спросить: «К какому это городу мы подъезжаем?» Но он смотрел все время прямо перед собой и не проронил ни слова. Затем пришел черед брата Картера. Он тоже захотел поговорить с человеком, стоявшим у нашего купе. Но тот ни разу не дал нам понять, что понял хотя бы слово. Мы спрашивали его, был ли он рожден свыше, и объясняли, что это значит, но он никак не реагировал на наши слова. Когда мы приехали в Москву, этот человек остался при нас. Он стоял у дверей нашей комнаты в отеле. Однажды вечером мы с Картером просто ради забавы оторвались от него. Мы спустились в метро, и наш охранник, конечно же, последовал за нами. На следующей станции, предварительно никак не обнаружив своих намерений, мы неожиданно выскочили из вагона. Он пытался выбежать вслед за нами, но не успел. Мы побродили по улицам Москвы без сопровождения, а когда вернулись в отель, наш охранник стоял на привычном месте. В его непроницаемом взгляде не было и намека на то, что наше бегство из-под надзора поставило его в весьма затруднительное положение. Я сказал: «Спокойной ночи!», но он опять не ответил и никак не дал понять, что понял мои слова.

Может быть, вы думаете, что проповедники не должны вести себя таким вот образом? Но у Картера было своеобразное чувство юмора, превращавшее жизнь в интересное переживание. Уже после того, как он женился, мы встретились в последний раз, и он сказал мне: «Леста (так он произносил мое имя Лестер на британский манер), никогда не женись на вдове, потому что для нее самый великий человек, когда-либо живший на земле, уже умер». Во время путешествия по внутренним районам Китая чувство юмора часто помогало нам сохранить присутствие духа. Там не было ни ванных комнат, ни даже уличных туалетов. Приходилось делать свое дело в специальном месте на открытом воздухе. Здесь же могли показаться местные женщины, не видевшие ничего предосудительного в том, чтобы устроиться рядом. В качестве туалетной бумаги приходилось использовать газету. Будучи неопытным в делах такого рода, я не понимал, как себя вести с женщинами, отправляющими естественные нужды по соседству. Первый раз, когда такое случилось, я просто протянул «соседке» оставшийся у меня обрывок газеты. Мне показалось, ей было приятно мое внимание, вероятно, потому, что она впервые использовала для таких целей бумагу. До того она уже понаблюдала за мной и знала, что нужно делать с этими газетными клочками. Я отправился восвояси, качая головой и думая о том, насколько различны культурные традиции разных народов, идущих по дороге жизни, но в то же время у всех есть одна огромная нужда в Иисусе Христе как Спасителе.
В Японии перед Второй мировой войной ванну принимали следующим образом: воду нагревали в большой бочке, а затем переливали в бадью поменьше. Я же подумал, что мыться надо в большой бочке, забрался туда и намылил себя. Чуть погодя я заметил, что вода становится все горячее, уже пар начал подниматься. «Они хотят сварить меня заживо», — закричал я. Выбравшись из бочки, я заглянул под нее и обнаружил там небольшую топку. Стало очевидно, что я один использовал весь запас воды для целой семьи, собиравшейся тем же вечером помыться. Я предупредил Картера: «Когда пойдешь в ванную, будь осторожен. Не забирайся в большую бочку, потому что там они кипятят воду. Если залезешь туда, то уже никогда не сможешь рассказывать истории о том, как мылся в японской бане».

Три месяца мы провели с Картером на острове Ява. Условия существования там были очень примитивные. Мы к тому же путешествовали, покупая самые дешевые билеты в поездах третьего класса. Проходы были завалены сумками и узелками с пожитками пассажиров. В окнах не было стекол, были только ставни, и чтобы выглянуть 
наружу, приходилось их каждый раз опускать. Паровоз работал на дровах, и образовывавшийся от их сжигания пепел залетал в окна вагонов. Можно было запросто прожечь себе одежду. Наиболее элегантно одетые пассажиры надевали поверх костюмов специальные белые жилетки, таким образом защищая свои наряды от пыли и копоти. Выходя из поезда, они снимали эти жилетки и могли снова выглядеть достойно. Мы же с Картером оказались не столь предусмотрительны и, добравшись до места назначения, выглядели так, будто только что вылезли из печки. Однажды поезд был битком набит людьми, и нам с Картером достались места по разные стороны от прохода. У меня было места у окна, и я поначалу думал, что это здорово, пока не оказался весь в грязи. Рядом со мной сидел мужчина, который, должно быть, был христианином (впрочем, мы не говорили на языке друг друга, поэтому наверняка я утверждать не могу). Собравшись перекусить, этот человек закрыл глаза, поднес руки к подбородку и произнес какое-то благословение. Его обед выглядел так аппетитно, что можно было проголодаться от одного вида этой еды. Но мужчина не знал, что у господина, сидевшего с другой стороны прохода, была с собой обезьянка. Как только он молитвенно закрыл глаза, обезьянка перепрыгнула проход и схватила еду. Затем она забралась под самую крышу вагона, уселась там на каких-то сумках и огляделась, будут ли ее преследовать. Одним словом, тот бедняга так и не отведал своего ланча. Я уж не знаю, понял он меня или нет, но я наклонился к нему и произнес: «В Библии сказано, что мы должны бодрствовать и молиться». Мужчина, лишившийся обеда, конечно же, разозлился, однако владелец обезьяны не сказал ни слова и вообще никак не прореагировал. В ходе той поездки мы впервые встретились с проявлениями демонической силы. На какой-то станции, состоявшей из магазинчика и нескольких домов, мы увидели голого человека, привязанного к столбу веревками за шею и за ногу. Он вел себя как животное и с рычанием бросался на тех, кто, желая разозлить дикаря, тыкал в него палкой. Тогда я впервые увидел по-настоящему одержимого человека, и эта картина запечатлелась во мне до конца жизни. Мне всегда было жаль этих несчастных людей, мучимых бесами. Однако, в конце концов, Господь научил и нас самих 
противостоять демонической силе.

Английский джентльмен Картер был идеальным компаньоном для путешествий по всем этим странным местам. Даже среди молодых людей моего возраста я не нашел бы никого более способного преодолевать трудности и радоваться жизни. Хотя Картер и учил о дарах Святого Духа, сам он действовал не во всех девяти из них. Мы текли в нашем служении как единое целое, хотя он был англичанином, а я — американцем, и вряд ли можно было найти людей столь разных. Он учил о дарах Духа, а я призывал людей к покаянию и молился за больных. Говард Картер знал Господа подобно тому, как Его знали ветхозаветные пророки. По сути своего служения он был, конечно, скорее апостол, но в то же время и пророк. Его пророчества, записанные на бумаге или просто сказанные людям, часто с указанием точной даты, всегда исполнялись.

Мы путешествовали вместе много лет, и все, что я ему сверхъестественным образом пообещал в первый день нашего знакомства, также сбылось. Говард Картер ушел домой к Господу в возрасте восьмидесяти лет в 1971 году. Он, вероятно, благословил мою жизнь и повлиял на нее более, чем какой-либо другой человек. Я до сих пор печалюсь 
из-за того, что не смог проповедовать на его похоронах — из-за снежных бурь тогда были закрыты все аэропорты.


новости
Любишь ли ты Иисуса?! Пастор Фредди Муламба 14.07.2013.
Иисус спросил у Петра: "Любишь ли ты меня Петр? Сегодня Господь задает нам тот же вопрос. Насколько сильно мы любим Иисуса??? Мы (...)
"Хорошая жизнь" пастор Роланд Муламба 28 июля 2013г.
Дорогие друзья, все мы мечтаем жить хорошей жизнью. Все хотят хорошей жизни, не так ли? Но не все мы «понимаем» что значит хорошая (...)
25 мая в Одессе, состоится акция в защиту семейных ценностей - "СТОП ГОМОСЕКСУАЛИЗМ!
25 мая в Одессе, в 16.00, на Соборной площади состоится акция в защиту семейных ценностей - "СТОП ГОМОСЕКСУАЛИЗМ!". Акция (...)

65045 Odessa city, post office box 163
Lesia Ukrainka palace of culture, Zhukovskogo St., 38, tel.: (0482) 35-67-12
Church “Hand of God” 2008 © All rights reserved. Reference to the site is necessary when copy
Site designed by SR Communication
Прямая трансляция Приём пастора Молитвенные нужды Пожертвования Информация о партнерстве Конференции и мероприятие